Кейс «Цена лояльности». MBS, Moscow Business School.


Кейс «Цена лояльности».

(Любые совпадения дат, имен, названий, ситуаций – случайны).

Крупная инвестиционная компания. 2019 год.

Главные действующие лица:

Цена лояльности начальникМихаил Иванович — главный босс компании. Не владелец, но один из немногих, кто знает владельца лично и находится с ним «на короткой ноге». Обладает всей полнотой власти.

Его главным мотиватором в работе является капитализация компании – делает все, чтобы бизнес увеличивался в цене. Люди не представляют для него особой ценности и рассматриваются, как один из видов ресурса.

Иван — руководитель рабочей группы (начальник отдела). Цена лояльности молодойХаризматичный лидер, целеустремлен, однако свои цели ни с кем не обсуждает. Все свои ресурсы направляет на профессиональный рост. Достигает выдающихся результатов в работе.

Руководит важным для компании инновационным направлением. Управляет подчиненными так, что непонятным ни для кого образом вызывает преданность и уважение лично к себе. У остальных же сотрудников и руководителей он вызывает смешанные чувства: от зависти до недоверия и непонимания.


В кабинете раздался звонок телефона. Секретарь доложила, что первый зам, Дмитрий, просит о встрече, говорит, мол, вопрос не терпит отлагательств.

Пусть зайдет, — ответил босс и подумал: что еще случилось? Хорошие новости могут и подождать. Дмитрий – известный паникер, в любой программе новостей найдет признаки надвигающейся катастрофы.

Начальник и замМихаил Иванович, разреши?
Давай к делу, — босс не был настроен на праздные разговоры.
Мне сказали, что «ИнвесткКом……..» запускает проект «Плотина».
Это та новость, которую я должен был узнать до утренних газет? – не без сарказма спросил босс.
Ты не понял, они ломятся на наш рынок! Это мы нашли тему, а они решили погреть руки!
Расслабься. Рынок привлекательный, но вход на него дорого стоит.
Да у них денег! Они нам могут без процентов занять.
Тут деньги не помогут, вход оплачивается временем. Им потребуется два-три года. Это если повезет с исполнителями.

Черт!.. – эта мысль почему-то не приходила в голову руководителя, а придя сейчас, сильно встревожила.

Вот и я подумал. Им достаточно переманить этого «темнилу» и всё – дело сделано, — «темнилой» Дмитрий имел привычку называть Ивана, который занимался проектом «Плотина» в их компании. Занимался «с нуля», с постановки задачи и теперь проект был на финишной прямой. Первые, весьма обнадеживающие результаты уже получены, и до полного запуска оставалось не более двух месяцев.

Да, им эта мысль тоже пришла в голову, – босс задумался, проблема вдруг стала серьезной. Очень серьезной. Ценой в десяток миллионов.
Я знаешь, что думаю… Может быть, они сначала договорились с ним, а уже потом стали тему открывать? – начал развивать составляющую события Дмитрий.
Эх, такой день был хороший. Иди, буду думать.


Подумать было о чем. Не видел он в Иване особой преданности. Держится независимо. Себе на уме. Ни одна попытка приклеить к компании не удалась. Деньги ценит, но не ведется на разговоры о повышении оплаты. Верно оценивает себя как специалиста. Слабостей не показывает. Всегда бодр и счастлив, ни разу не  обмолвился о проблемах.

Прямо золото — не человек! Надо собрать информацию. Кто тут у нас всё знает?Секретарь

Полина, загляните.

Секретарь вошла с блокнотом и карандашом наготове.

Что Вы знаете об Иване?
Женат, есть ребенок. Недавно сменил автомобиль, теперь у него «Ауди». Новый. Что еще сказать… Все его сотрудники на него, как на икону смотрят. Никогда, ни с кем не скандалил. На корпоративные мероприятия ходит исправно… Ну, вот так конспективно… В общем – характер нордический, в связях порочащих его замечен не был. Да, никому не удалось пристроить в его отдел своего человека. Какая-то у него странная кадровая политика.
Свободна, — без церемоний закончил разговор Михаил Иванович.

Босс подошел к столу.

Надо поработать с документами, но вопрос с Иваном ставит на кон целое направление бизнеса. Михаил Иванович вспомнил, как пять лет назад, встретив на отраслевой выставке Ивана, он быстро понял его потенциал. Понял и переманил. Переманить его тогда не составило труда, достаточно было удвоить зарплату. Иван рос, как специалист и руководитель на глазах босса, никогда ничего не просил. Не отказывался от поручений. Брал ответственность на себя. Рисковал. Не прикрывался ни обстоятельствами, ни виновными.

Почему я всегда был уверен в его преданности? — подумал Михаил Иванович. – Подожди-ка, это ведь не так. Скорее я не думал о его возможной нелояльности. Это не одно и то же. Почему? Он не жаловался, не просил, не давал намеков.

Тех, кто проявлял недовольство, босс контролировал, с Иваном схема дала сбой — оказалось, что отсутствие проблем — тоже проблема. Отсутствие слабостей — еще большая проблема. Кто бы мог подумать…

Чем же мне зацепить Ивана? Деньгами? Нет, если деньги были бы важны, он проявил бы это. Получает он хорошо, на уровне топ-менеджера, находясь на ступеньку ниже. Лестью?… Нет, можно оскорбить. Тем более, надо исходить из того, что он уже завербован или находится в процессе принятия решения. Возможно, он будет осторожен и подозрителен к любым моим словам и поступкам. Что же его волнует? Семья? Ни единого признака. Хоть бы фото семьи на столе держал, хоть бы раз сказал, что должен уйти, потому что сегодня с женой идут в театр. Слава? Признание? Постой, постой… Из разных мест говорят, что его подчиненные обожают его, чуть не молятся. Зачем ему это? Тут нет театральности, тут нет мании величия. Что тогда?

…Иван , увидев входящего босса, встал и протянул руку: «Доброе утро». Открытый уверенный взгляд, волевое рукопожатие, спокойный, ничего не скрывающий голос.

Расскажи об успехах, — начал босс.
Я могу попросить принести отчет.
Не надо, расскажи по-простому.
Если сказать просто, то это — Клондайк. Отклик таков, что можно закрывать «нефтянку». Шучу, конечно, но вы разрешили по-простому, — сказал Иван, не изменившимся, спокойным тоном.
Да, разрешил. Что это у тебя за блондин? – Босс искал подход к главному вопросу.
Хороший специалист, схватывает на лету.
Где ты таких сотрудников берешь?
Прошу прощения, каких «таких»?
Хороших.
Приходят по рекомендации.
Кадровики жалуются, принимаешь на работу мимо них, — босс пытался спровоцировать обострение разговора. Большинство людей включается в игру, начинают защищаться, обнажают фланги…
Я для клиентов работаю. Клиенты не жалуются?
Клиенты не жалуются, — надежда на конфликт исчерпана.
Что думаешь про KPI, кадровики говорят, полезная вещь, кто работает, тот больше получает?
Честно? – с улыбкой спросил Иван.
Честно, — босс, как заговорщик, склонился к собеседнику.
Пустая канитель. Мне по душе проектная оплата. Всегда считал ее оптимальной.
Когда же ты узнал ее плюсы?
Да еще студентом. Строили колхозникам свинарники и склады. Объем работы — понятен. Критерии результата — понятны, сумма — понятна. Все прозрачно. Вот бы в те времена кто-то про KPI рассказал шабашникам, – в голосе Ивана едва уловимо промелькнула насмешка.
Понятно, — «ценишь ясность и прозрачность?» — подумал босс: «Давай-ка проверим».
Знаешь, какую тему хотел с тобой обсудить? – босс перешел в лобовую атаку.
Знаю.
На тебя уже выходили?
Да.
Предложение делали?
Делали.
Привлекательное?
Да.
Что решил?
Думаю.

Вопросы кейса:

  1. назовите причины, которые способствовали возникновению данной ситуации;
  2. какое продолжение вы посоветуете боссу в ситуации, в которой закончилось
    повествование?

Чтобы оформить заказ или уточнить стоимость решения кейса «Цена лояльности», заполните, пожалуйста, форму обратной связи, и я свяжусь с Вами в самое ближайшее время:

Фрагменты образовательной программы бизнес-школы Moscow Business School (https://mbschool.ru/) опубликованы исключительно для ознакомления, то есть в соответствии со ст. 1274 ГК РФ, данная публикация преследует строго научные и учебные цели. Мы не претендуем на авторство данного контента и не извлекаем из его публикации прибыль.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.